Прочь от всеобщего сумасшествия

Лето 2020

Самое тревожное в COVID-19 – это затемнённые пути заражения, он не передаётся, когда вы сидите за столом в ресторане, развлекаясь и шутя среди десяти человек, но вдруг он становится заразным, если вы встаете, чтобы пойти в туалет, и маска становится необходимой. Этот смертельный вирус, безвредный на высоте ниже 1,5 метров над полом, вот следует за вами к вершинам гор, где часто можно сталкиваться с одинокими людьми в масках. До начала этого кошмара, от которого многие ещё не проснулись, люди ходили в горах подышать свежим воздухом, в настоящее время они дышат своим дурным дыханием с непрерывной рециркуляцией своих отходов.

Помню, что до лета 2019 проблема № 1 была небывалая жара, не было ни одного года, в котором жара не была тревожнее, чем в предыдущем году, поэтому в тележурналы рекомендовали особенно престарелым укрываться в торговых центрах и пить много воды, чтобы избежать обмороков. Однако в этом году все обязаны носить маску при температуре 35 °C даже без единого человека в радиусе 100 метров, и это считается безопасным для здоровья. Пожилые люди, наверно, больше всех страдают от медиатерроризма, и их нередко можно встретить на велосипеде по главной дороге, где машины мчатся со скоростью 90 км/ч, у них шлема нет, но защищаются маской. По крайней мере, если они умрут в дорожном происшествии, не повысят число смертей от коронавируса.

Также очень странно, что в январе и феврале, когда ещё не было известно, как вылечить это новое заболевание, никому не требовалось носить средства защиты органов дыхания, даже медперсоналу и некоторым врачам, которые продолжали осматривать в клиниках с температурой. С другой стороны, эксперты телевизора на основании пустой болтовни, а не научных доказательствах, заявили, что риск заражения в Италии был равен нулю, потому что вируса там не было. Какая прелесть! Те же эксперты не сбегали в Коста-Рику, чтобы спастись от разъяренной толпы, но их по-прежнему приглашают на телевидение, потому что толпа ещё более послушна, чем когда-либо.

Управление этого чрезвычайного положения с самого начала оказалось нонсенсом. В циркуляре, присланном всем Регионам, видимо забытом в некотором ящике, заказалось принять меры против возможного распространения эпидемии, и хотя с 31-го января уже было объявлено чрезвычайное положение, политические деятели нынешнего правительства организовывали аперитивы возле Навильи, недальновидный мэр начал кампанию «Милан не останавливается», и матч Атала́нта-Вале́нсия с 46 тысячами зрителей был позволен всего за три дня до обнаружения так называемого нулевого пациента Кодо́ньо, который был послан домой с пневмонией, потому что, несмотря на все симптомы, он не относился с Китаем.

От успокоений в январе-феврале о вирусе, который, говорили, находился на другом конце света — на самом деле оставили ворота Европы открытыми для него эффективного распространения — мы вдруг перешли к действенной кампании лоботомизаций народа через телевизор и газеты, с агрессивным, навязчивым терроризмом, с использованием военного жаргона, с ежедневным сводкой о тысячах смертей, добавляя в статистику людей, умерших от инфарктов или дорожном происшествий, и даже тех, которые умерли после излечения, используя шоу военных грузовиков, перевозящих гробы людей кремированных, без возможности прощаться с своими близким, и без аутопсии.

От стеснительной кампании «Обними китайца» мы перешли к ситуации, когда невозможно было обнимать даже своих родителей из-за подписки о невыезде 60 миллионов человек, превратив Италию в огромную тюрьму. Они заключили людей дома, запретив здоровое физическое упражнение на свежем воздухе, загорать и значит поддерживать иммунную систему. С детьми заключёнными дома, делая уроки через интернет с помощью импровизированных средств, они закрыли писчебумажные магазины и запретили супермаркетам продавать канцелярские товары, между тем было всегда разрешено выходить из дома, чтобы покупать сигареты и вырастить ежедневно свой рак легких. Парки закрытые и табачные лавки открытые: явное доказательство того, что приоритетом является здоровье народа.

Государство оказалось способным облагать правила капиллярным распространением и с чрезмерными наказаниями, штрафами 400 € (около 32 000 рублей) людям, которые просто пытались жить; Федери́ка То́рти сообщила, что она была оштрафована за то, что была в спортивной одежде и кроссовках; разведённая женщина из Гроссето рассказала мне, что её нагагали штраф, когда она ехала на велосипеде к газетному киоску со своими тремя детьми, потому что в обоих случаях полицейские считали, что они занимались спортом. Бешеные штрафы были наложены на тех, кто водил собаку справить нужду в 300 метрах от дома, а не в 200. Я помню парадоксальную прямую передачу вертолетной погони за бедняжкой на пляже, под побуждением Ба́рбары Д’У́рсо. Дроны в преследовании людей для того, чтобы не устроили пикники. А с частичного открытия после карантина в мае – штрафы влюбленным, которые поцеловались после двух месяцев отдаления. И подумать только, что такая твёрдость никогда не применялась против распространителей наркотиков, которым наоборот позволяли заселять парки и вокзалы.

Заключение и постоянный катастрофизм СМИ вызвали психоз у взрослых и детей, и для многих страх смерти преодолел желание жить. После того, что придумали бредовую идею дезинфицировать асфальт и фасады зданий, люди поверили, что вирус был повсюду в воздухе. В моем районе я слышал о крайнем случае, когда молодая знакомая страдающая диабетом, даже не выходит на балкон с февраля. Перед входом во всякий магазин требуется ритуал дезинфекции рук, а дозатор спиртового раствора похож на кропильницу у входа церкви. Есть люди, которые всё еще проводят день, дезинфицируя руки, убеждённые, что делают добро себе.

В настоящее время большая часть населения состоит из патофобных ипохондриков, которые выходят за рамки сомнительных рекомендаций органов здравоохранения, посвящённых worst-case scenario. Я видел двухлетних детей, обязанных родителями носить маску, теоретически необходимую для людей старше шести лет. Пока физическое упражнение вне своего дома было запрещено, я видел семью из трех человек, которые ежедневно гуляли по частному саду, все в масках. Бегун стал злостным распространителем чумы в высшей степени, и бегать по улице могло стоить ему быть избитым в кровь.

С частичным открытием мая, как только я смог, я сбежал прочь от этого всеобщего сумасшествия к моим любимым горам.

В долине Валькьяве́нне атмосфера полностью отличалась от пандемониума равнины, люди не жили в чёрном страхе. Один мужчина, с которым я встретился вдоль тропы, шёпотом рассказал мне, что многие гуляли в лесу также во время карантина.

Следующая фотография из первой экскурсии в Монтесплу́ге, панорамный вид на озеро Андо́сси (2039 м). Местные житеи его также называют озером Уток, потому что когда-то эти птицы мигрировали на плоскогорье Андо́сси и жили в этом маленьком водоеме. Ещё есть остатки снега, а розовый оттенок вызван одноклеточной водорослью хламидомонадой снежною.

Озеро Андо́сси

На этом другом панорамном виде вы увидете все озеро Монтесплу́га, и вдоль его ходит государственная дорогая SS 36, ведущая в Милан; слева плотина, построенная в 1931 году, справа деревня Монтеспли́га, а затем перевал Сплу́га, который отмечает границу со Швейцарией. Гора с видом на озеро – Ка́рдине (2467 м). Слева вы увидите четыре главные вершины: Пи́ццо Ферре́ (3103 м), Чи́ма-ди-Валь-Ло́нга-Чентра́ле (3004 м), Пи́ццо Тамбо́ или Тамбохорн (3279 м) и Пи́ццо Тамборе́лло или Латенхорн (2858 м).

Озеро Монтесплу́га

Во второй экскурсии, три дня позже, встретил меня благоприятный климат и смог добраться до озера Неро-делло-Спадола́ццо (2310 м). Озеро, все ещё в снеге в начале июня, расположено в котловине ледникового происхождения под западной стороной Пи́ццо Спадола́ццо (2720 м). Зеленоватый оттенок скал вызван мхами и лишайниками. Озеро находится недалеко от перевала Лай-Нер, который ведёт в Швейцарию.

Озеро Неро-делло-Спадола́ццо (Чёрное озеро)

На холме над озером, метров на сорок выше, я встретил овец на пастбище. На заднем плане тропа, ведущая к плоскогорью Андо́сси.

Овцы около Чёрного Озера

А вот это водопад Че́нгена в Аббади́а-Лариа́не (Ле́кко) со всею его высотой, падение около 50 метров, вертикальная панорама, полученная совмещением нескольких снимков на штативе. К водопаду можно добраться по легкой пути Sentiero del Viandante (Тропа Путника), начиная от древней прачечной в деревне Линдза́нике.

Водопад Че́нгена

Уходя с Пешега́лло, деревни Джерола-Альты (Сондрио) по тропк к хижину FALC, прямо перед плотиной Тро́ны развилка ведёт налево в направлении озера Рото́ндо, и там найдётся красивое озеро Дзанко́не (1850 м). В середине июля вода холодна и спокойна, можно купаться. Здесь поляризатор позволил усиливать зеленый цвет озера, и делать воду прозрачной.

Озеро Дзанко́не

На этой картине мы находимся на 600 км южнее, вид на гору Амиа́ту (1738 м) с вершины горы Ла́бро (1193 м), Гроссето. Амиа́та – самая высокая гора в южной Тоска́не и потухший вулкан.

Гора Амиа́та

К сожалению, всеобщего сумасшествие всегда за углом, готово застать нам, когда мы меньше всего этого ожидаем. В начале августа я пошёл на вершину горы Амиа́ты и столкнулся с тем, что я назвал «Памятник человеческому идиотизму»: сотни влажных салфеток и хирургических масок, потенциально заражённых, завязанных к структуре статуи Мадо́нны Скаутов, оставленных во власти ветра, который разорвёт неколькие из них и рассеет их в лесу, а затем потребуются сотни лет для них разложения. Это открытие испортило мой день и ещё больше уменьшило и без того скудные надежды, которые я возлагал на самый разумный вид на планете.

Статуя Мадо́нна Скаутов

Добавить комментарий